Путь вальдорфских школ в России

     Вальдорфская педагогика появилась в России в конце 80х годов. Российское образование тогда претерпевало большие изменения, так как советская школа с ее коммунистической идеологией, бюрократией и уравниловкой в свете перемен становилась  неактуальной.

      В декабре 1988 года состоялся Всесоюзный съезд учителей, на котором поддержали разработанную ВНИКом новую Концепцию общеобразовательной школы. Далее, на основе этих разработок в 1992 году был принят российский закон «Об образовании», один из самых демократичных и либеральных национальных образовательных актов. В связи с этим реформами и открытием границ появилась возможность освоить зарубежные педагогические достижения.

   Вальдорфская педагогика в России началась с общественно-педагогического клуба «Аристотель», который был организован А.А. Пинским и его единомышленниками в начале 1989 года в Москве. Официальным днем рождения практической российской вальдорфской педагогики считается 13 апреля 1989 года; в этот день начал свою работу первый вальдорфский детский сад. Также одним из главных направлений работы «Аристотеля» были ознакомительные лекции по вальдорфской педагогике. Их читали датские, шведские, финские и немецкие вальдорфские учителя. Из рядов слушателей и вышли первые российские вальдорфские педагоги, которые впоследствии составили основу стационарных образовательных семинаров.

     Первый регулярный курс состоялся весной 1990 года, его назвали «Про-семинар». Свой лекционный курс там читал Эрнст-Михаэль Краних, руководитель Штутгартского вальдорфского семинара. В 1990 году, после переговоров с Кранихом и Вальтером Либендорфером, который возглавляет семинар в Швеции, В Москве, с помощью Б.М. Бим-Бада начал свою работу стационарный дневной двухгодичный семинар. Там готовили сертифицированных вальдорфских педагогов.

    Руководителем семинара стал А. А. Пинский, а также активно участвовал В. Загвоздкин. Семинар имел большой успех, также работая не только на постоянных студентов, но и ведя просветительскую работу среди учителей и студентов вообще. Тогда же родился и «Периодический семинар» — недельный вводный курс. Участники семинаров, курсов распространяли вальдорфскую педагогику в своих городах. Зимой 1990-1991 состоялись два курса по детсадовской вальдорфской педагогике. А осенью 1991года стартовал Детсадовский семинар, которым руководили Питер Ланг и Регина Хёк из «Международного объединения вальдорфских детских садов», ФРГ. Наконец, можно сказать, итогом первого этапа стало создание Московского центра вальдорфской педагогики. Его основные цели звучали так: создание целостного комплекса, который включает в себя учительский и детсадовский семинары, издательство, и, в конечном итоге, создание вальдорфской школы.

     В начале 90-х годов по всей России активно создавались вальдорфские инициативы, детсадовские группы (Ярославль, Набережные Челны, Казань, Рязань, Красноярск, Самара и другие города). Также стартовал Петербуржский вальдорфский семинар. Большой популярностью пользовались статьи о вальдорфской педагогике, которые выходили в таких изданиях как «Учительская газета», «Семья и школа» и прочих. Лекции зарубежных педагогов проходили в престижнейших залах, собирая большие аудитории даже без рекламы. Передачи о вальдофской педагогике можно было увидеть даже в самое престижное вечернее время. Российское правительство также проявляло явную заинтересованность в вальдорфской педагогике, принимая ее представителей в парламенте, в Белом зале московской мэрии. Представители парламентского комитета по образованию, министерства образования с удовольствием посетили вальдорфский симпозиум, который проходил в Академии общественных наук осенью 1992 года.

    Многие педагоги, студенты, родители были в восторге от вальдорфской педагогики, так как она позволяла претворить в жизнь школу мечты, свободную и самоуправляемую, любимую детьми и родную для родителей, сделать обучение живым, интересным, ориентировать преподавание на ребенка, совместить научный и эстетический подходы, достичь свободного педагогического творчества. Однако были и вопросы, которые вызывали настороженность. Например, недостаточная проработанность связей вальдорфской педагогики с педагогическими и психологическими достижениями российской и мировой культуры, некоторая ориентация на второстепенность прочных знаний, классный учитель, который ведет все предметы 8 лет, отсутствие альтернативы классно-урочной системе, а также довольно строгое следование вальдорфским традициям и методикам работы.

    Особенностью первого этапа распространения вальдорфской педагогики можно назвать то, что российские педагоги стали, по сути, учениками своих более опытных зарубежных коллег, все принимая как есть, на веру. Именно поэтому многие вопросы обострились значительно позже, когда стало понятно, что вальдорфская педагогика требует адаптации под российскую культуру и образовательную традицию. И вполне объяснимо к середине 90х годов возникли некоторые сомнения в том, что вальдорфская школа может обеспечить государственный стандарт образования, и сложилось мнение, что это школа с хорошей доброй атмосферой, но там мало чему учат. Стали появляться соответствующие статьи в авторитетных журналах, на которые нужно было реагировать, чтобы имидж вальдорфской школы не пострадал.

     Первая вальдорфская школа в Москве начала свою работу 1 сентября 1992 года с 4 классов и 2 детсадовских групп. Школа была создана как негосударственное учреждение, хотя довольно большую помощь оказал московский департамент образования. Учителями стали первые выпускники Московского вальдорфского учительского семинара. В это же время открылись школы и детсадовские группы в других городах, а также Петербуржский учительский семинар под руководством Н. Петерсена. Дело шло в плотном сотрудничестве с заграничными вальдорфскими педагогами, такими как: Э.-М. Краних, Г. Альтехаге, Э. Шуберт, М. Фишбах и другими.

    В середине 90х наступил новый этап в развитии вальдорфского движения. Помимо проблем внутреннего характера (отношения внутри коллектива, взаимоотношения с родителями и властями и прочее) на школах естественно отражалась непростая ситуация в стране в целом. Ухудшение финансового положения,  политическая, духовная нестабильность способствовали тому, что общество стало более настороженно относиться к различным инновациям. Школы в некоторых городах должны были закрыться, Московская свободная школа зарегистрировалась в государственную форму. Появилось понимание, что широкого распространения вальдорфского движения в России пока не будет, но то, что удалось сохранить, необходимо адаптировать к российской действительности.

      Наконец, к началу 21 века вальдорфские школы подошли к важному испытанию – первому выпуску. Ведь именно от результатов поступлений в ВУЗы будет зависеть оценка работы школ в целом. Первые выпускники Московской свободной школы в 2000 году без проблем поступили в престижные московские ВУЗы.

       Но в целом, можно отметить, что вальдорфское движение в России приостановило свое развитие.

    На данный момент в России существует около трёх десятков вальдорфских школ, а также некоторые вальдорфские учреждения лечебно-вспомогательного типа. К сожалению, не все они процветают. Школы сталкиваются с различными трудностями, как то: нехватка денег, проблемы с властями и помещениями, внутренние конфликты учителей, проблемы с детьми и родителями. Также прошел первый восторг от вальдорфской педагогики в среде управления образованием. В регионах, как правило, вальдорфским школам не мешают, но и не помогают.

    Идея классного учителя – одна из основных в вальдорфской педагогике: это и создание особой атмосферы в классе, и учительский авторитет, и особый метод художественно-образного преподавания и т.п. Однако, как уже говорилось выше, не все педагоги способны 8 лет преподавать все полагающиеся предметы на должном уровне. Получается замкнутый круг: работа классного учителя в России невозможна, следовательно, вальдорфская школа невозможна, так как вальдорфская школа – это классный учитель. Выход, который предлагает А.А. Пинский – мыслить не столь радикально и искать способы сохранить идею классного учителя, но с учетом российской действительности.

    Что касается учебных программ, то здесь можно отметить, что вальдорфская школа обеспечивает необходимый уровень обычной школы, и к этому прилагается еще много плюсов. Однако непосвященным людям часто кажется, что вальдорфская школа – это то место, куда берут проблемных детей, которые больше нигде учиться не могут.

      В заключение можно сказать, что опыт первых российских вальдорфских школ весьма неоднозначен, как и отношение российской общественности к вальдорфской педагогике. Есть определенные трудности, но есть и пути их решения. Необходимо стабилизировать и развивать, повышать результативность уже существующих  школ, разрабатывать содержание образования, решать экономические, кадровые и внутренние  вопросы. И тогда снова можно выйти во внешний мир, но уже в новом качестве и с новым опытом. Особое значение также имеет проходящая в России с 2000 года реформа образования. Некоторые ее направления перекликаются с вальдорфскими позициями, в частности: разгрузка учебного материала; усиление иностранных языков в школе, начало их изучения с младших классов; дифференциация обучения в старших классах; рост влияния вариативного и личностного подхода в образовании; усиление кооперации школы и родителей. Поэтому, несмотря на определенные трудности, Вальдорфская школа в России начинает быть успешной, сильной и востребованной, уверенно сочетая в себе вальдорфские наработки и традиционные педагогические направления.

Очень хочется выразить свою благодарность учителям организации «Добрый путь» за их внимательное отношение к нашим детям, подготовку детей к жизни, красивые праздники, интересные выставки  и мероприятия.

В этом семейном клубе любой ребенок будет чувствовать себя комфортно: и очень активный и "домашний". И мама, даже излишне тревожная, будет спокойна!

Вступайте в нашу группу на Фейсбуке